Котики будущего — это, конечно, не о скрипках–гонгилодисах, идоломантисах и прочих орхидейных фифах, требующих УСЛОВИЙ, а о простых суровых зверях системы «богомол богомол»: сфодромантисы, хиеродулы, мантис религиозы. Неприхотливых и благодарных.
Мантис религиозы из них самые легендарные, но и живут всего полгода, маловато. Зато сфодры дотягивают до полутора. Самой старшей из моих, старушке Большой Берте, уже год и четыре месяца, а она еще огого. Вон как раз на верхнем фото. Да, котики живут дольше, но не всегда это плюс.

Богомолов не надо приручать. Все они ручные изначально. Более того, на ручках — это самое приятное место для богомола. Разумеется, если теплые и не трясутся. С теплых нетрясущихся ручек их натурально фиг сгонишь.

Богомолы не кусаются. То есть в принципе могут, ротовой аппарат устроен так, что позволяет им – но они никогда этого не делают. Нет, я читала, что некоторые умудряются быть покусанными богомолом, но это еще надо разобраться. Опять же в принципе, они могут ударить своими зазубренными граблями, обороняясь. Но трудно судить, насколько это неприятно, меня никогда не ударяли. Но один раз было реально больно. Кормила взрослую богомолиху, а пинцет было лень искать, и я дала ей сверчка так, пальцами. И она хватанула все вместе с пальцем. Намертво, как бультерьер. И больно, и не стряхнешь – граблю можно сломать. Еле вытащила палец, на ногте осталась борозда. Но для такой неприятности нужно сильно отключить мозг.

Богомолы - котики будущего

Богомолы стабильны. Часть моих живет в инсектариумах, часть просто на растениях в комнате. Богомол — засадный хищник, если он получает своего сверчка, то никуда с этого растения не уходит. Гораздо лучше, чем носки или чашки, которые вечно куда–то расползаются. А богомола посадил на цветочек, он и завтра там будет, и через неделю. Главное, не забывать раз в 2–3 дня отстегивать им по сверчку.
Если богомол проголодался, он не будет орать дурниной и драть холодильник. Он просто снимется с места и пойдет искать еду: мух, тараканов, другого богомола.

Богомолов можно оставлять одних и надолго. Пару недель без еды для более–менее подросшего богомола это вообще ничего. Главное, чтобы рядом не было другого подросшего богомола, потому что в итоге останется только один. Совсем один.

Вообще, мелкие богомолы в больших количествах ведут себя как боевые роботы. Оставляешь на неделю, возвращаешься – 50 мелких собрались в 30 крупных. Конкурируют они не только – и может быть даже не столько – за еду, сколько за пространство. Так что хорошо, если у них есть у каждого свой шесток, индивидуальная веточка или еще что–то такое, где он чувствует себя в своей засаде.

Если богомол–самец хочет трахаться, он, опять же не будет орать дурниной и метить углы. Он будет романтично порхать по ночам в поисках самки. Недолго, буквально пару раз туда–сюда. Не найдет – не очень расстроится, да и вообще целее будет.

 

Богомолы знакомы с пятым измерением. Больше мне нечем объяснить как, как вот такенная дура только что помещалась вот в такусенькую шкурку?
Процесс линьки занимает что–то около часа, у мелких меньше, у крупных больше. При непрерывном наблюдении испытываешь просветление до пяти раз. Поразительное перетекание из формы в форму, невозможно точно поймать момент, когда он еще в старой шкуре, а когда уже в новой.
Mowgli_Dahab заснял линьку своего Безруковича и ужал сорок минут до пяти. Получилось ускоренное в восемь раз рождение самого из себя.

Линяют они в среднем раз 8, и каждая следующая линька сложнее и дольше. Самый ответственный момент в жизни богомола это последняя линька, когда он превращается в крылатое имаго, способное к любви и детям. И на этом этапе с ними часто случаются неприятности. Мой первый гонгилус Гигер, богомол–скрипка, сорвался с ветки, пока обсыхал, и помял себе хвостовой отсек, в результате чего сделался бесплоден.
А сфодромантис Безруков утратил ручки. Вылез из старой шкуры, а ручек – тоненьких хватательных лапок, растущих из ловчих грабель и которыми они держатся за субстрат и еду – нету. Куда делись — не понятно. Подозреваю пересушенность воздуха — зимой дело было. Зато был безымянный, а стал Безруков.
Кормиться это, впрочем, ему не мешало, так что Безруков прожил долгую жизнь, почти год, и будучи уже почтенным старцем, даже умудрился своими культяпками сладить с здоровенной валькирией Малой Бертой. Собственно, это было последнее, что он сделал в жизни. Красиво ушел, дедуля.
Одного успешного оплодотворения самке хватает на несколько оотек, так что вся нынешняя орда сфодромантисов, расползшаяся от Питера и Винницы до Египта – Безруковичи.

 

Размножаются котики будущего оотеками – такие куски монтажной пены, в которых заархивированы от нескольких десятков до 2–3 сотен зародышей.
А вот так они из нее появляются. Это третья волна Безруковичей. Засекла чудо рождения с начала: из самой маленькой оотеки десантировалась пара десятков перинатальных креветок. Вот они висят на тяжах и первый раз в жизни линяют, превращаясь из неизвестно чего в мелких сфодромантисов.

Грешным делом надеялась, что раз оотека маленькая, так и детей в ней будет мало. Вот как раз десятка два. В этом городе всего 12 млн жителей, куда ему столько богомолов.
Но Ха–ха–ха, ответил на это небесный Безруков. Утром в террариуме сидело вот что. И это еще не считая тех, кто не вошел в кадр. Опять же, как они все туда поместились?!
С едой в этот раз все было хорошо, вторая волна дрозофил как раз оказалась на подходе, но зато нарисовался квартирный вопрос. Вся эта туса вылупилась в экзотерровском террариуме, а он, в отличие от кастом–мейд большого терра, в котором живет предыдущий выводок, не рассчитан на такую мелочь, и поэтому местами дыряв и щелеват.
Так что когда к полудню дети наигрались в царя горы и побежали занимать теплые местечки под лампой, десятка полтора Безруковичей просочилось через гостеприимно распахнутые 3 мм на волю. Хватилась, заклеила волю изолентой, часть беглецов, кого поймала, водворила обратно. А часть сидит в теплом, но труднодоступном верху стены — и пусть сидит. Дрозофила тоже иногда сбегает и кучкуется примерно там же. Гармония мира не знает границ: беглые богомолы будут питаться беглой дрозофилой.

 

Формального ответа на вопрос «Зачем тебе богомол?» не существует. Либо он изначально записан у вас в прошивке и не эксплицируется вовне, либо нет. Если надо объяснять, в чем кайф богомола, то не надо объяснять.
У меня есть такая потребность — общаться с животными, которые вещи в себе. Не приручаются, не очеловечиваются. Ты для богомола — просто субстрат и продовольственный фактор. Это не собака, которая будет смотреть на тебя человеческими глазами и всепонимать. Мир богомола герметичен. Он живет совершенно своей жизнью, и ты тут чистый наблюдатель, тебя никак не учитывают. Никакого диалога, только застывший смысл, одна идея, которая транслируется на постоянной волне. Это потрясающе и завораживает. Это их ответ на вопрос «Зачем».

 

Может, я не объективна, но за богомолами приходят удивительно симпатичные люди.
Причем четко выделяются три категории:
— Новички. Никаких насекомых не держали, но богомолы нравятся — страсть. Глаза горящие, вопросы наивные. Я год назад.
— Матерые. С опытом, бекграундом и даже профильным образованием. В анамнезе пауки, палочники, кивсяки, бабочки, муравьи, etc. Фенотип — от элегантных юношей до бородатых геологоморфов. С ними можно поговорить о том, что идоломантиса в Москве нет, скрипки пропали, Роман из Кузминок завязал и вообще надо ехать за оотеками в Мюнхен. Контакты в телефоне сохраняются с тематическим тегом. Сергей Энтомолог. Иван Птицеед. Александр Муравьи.
— Вундеркинды. Личиночная стадия, самые любимые, но самые редкие. Пока было всего трое. Приходят с родителями, которые богомолов побаиваются, но вундеркинда очень любят, так что. Употребляют слова нимфа и метаморфоз, а при виде мадагаскарского таракана говорят O, мадагаскарский таракан!, чем вызывают у меня слезы умиления, как у старика Державина в присутствии юного Пушкина.Радужную статистику немного портит разве что зловещий и таинственный дантист из Чертаново. С ним была удивительная история. Утром открываю почту, а там письмо из одной строки. Но какой.
«Вы богомола доставляете?»
Я с час пытаюсь представить, за кого меня принимают. Доставлять богомола. Это вообще что. Звонок, открываешь дверь, там небритый мужик в спецовке:
— Богомола доставили. Куда грузить?
Осторожно пишу: «Смотря куда и сколько». Приходит ответ:
«Два богомола и корма немного, т. е. жучков–паучков. В Москву, ЮАО. Район м. Чертановская. За доставку оплатим.»
В джимейловском профиле письма стоит фотография очень серьезного и не очень русского мужчины за подписью «Дантист …аев». Я совсем перестаю понимать, что думать. Чертановскому дантисту нужны два богомола, которые, как он считает, едят жучков–паучков — но он готов платить за все, лишь бы ему это привезли непременно на дом. Уже хотела написать, что богомолы внезапно кончились, но решила проверить, до какой степени азарта могут дойти чертановские дантисты. Посылаю ответ, в котором товар и доставка стоят одинаково. Чертаново отвечает стремительно и смело:
«Сможете 25.09.2013 привезти? Я согласен на Ваши условия. Завтра могу до 13–00»
Крылатское дает понять, что и оно не лыком шито:
«К сожалению, курьеры есть только на только вторую половину дня».
Чертаново не сдается:
«Ничего не изменится. Дома буду не я, но Вас встретят.»

Вот в такие моменты и понимаешь, зачем человеку дети. Потому что только своим детям можно сказать «Ваня, нет времени объяснять, бери двух богомолов, сверчков, и езжай на Чертановскую по адресу ХХХ. Все, что тебе дадут — твое»,
— и потом получить смс «Yahu, kucha babla!».

Но в конце концов этого дантиста никто не видел. Может он тоже прекрасный человек, просто эпистолярный имидж у него такой. Чертановский

GD Star Rating
loading...
Богомолы - котики будущего, 7.0 out of 10 based on 3 ratings

Добавить комментарий