Памятник морзянке       Сотню лет назад один из первых в мире хакеров использовал азбуку Морзе, чтобы сорвать публичную демонстрацию беспроводного телеграфа Маркони.

В июне 1903 года, затаив дыхание, почтеннейшая публика в лектории лондонского Королевского Института ожидала от Джона Амброза Флеминга научно-технических чудес. На глазах многочисленных зрителей он настраивал секретный аппарат, предназначенный (до чего дошел прогресс!) для беспроводной передачи данных на большие расстояния. Эта система коммуникации была разработана его боссом, итальянским пионером радио Гульельмо Маркони. Целью всего научно-технического шоу было впервые продемонстрировать, что сообщение, закодированное азбукой Морзе, может преодолеть дистанцию около 300 миль. Именно таково было расстояние до станции в Корнуолле, где в это время сам Маркони готовился начать передачу.

Однако, еще до начала демонстрации, аппарат в лектории начал выдавать сообщение. Поначалу он лишь повторял одно и то же слово. Но вскоре разразился целой сатирической поэмой, обвиняющей Маркони в «надувательстве публики». Да, научная демонстрация подверглась хакерской атаке, — и это произошло за сотню лет до того беспредела, который творится в интернете в наши дни. Кем же был этот хакер, и зачем он решил взломать первую в мире беспроводную сеть дальнего действия?..

Гульельмо Маркони - пионер радио

Маркони был, мягко говоря, расстроен

Все началось в 1887 году, когда Генрих Герц опытно доказал существование электромагнитных волн, предсказанных еще Максвеллом в 1865-м. Разряжая конденсатор через две проволоки, Герц ионизовал воздух между ними, создавая искру. Чудесным образом другая искра пробила промежуток между другими двумя электродами, находившимися на расстоянии нескольких метров. Электромагнитная волна от первой искры индуцировала ток во второй паре электродов. «Волны Герца» можно было транслировать в эфир, передавая сообщения при помощи точек и тире азбуки Морзе. Так появился на свет беспроводной телеграф, и Маркони с компанией был в авангарде. Он заявлял, что его радиосообщения могут быть переданы на огромные расстояния без потери конфиденциальности. «Я могу настроить свои инструменты так, что ни один другой инструмент, ненастроенный таким же образом, не сможет подслушать мои сообщения», — хвалился Маркони в газете St James Gazette в феврале 1903 года.

Однако, все прошло совсем не так гладко для Маркони и Флеминга тем июньским днем в Королевском Институте. Минутами раньше, чем Флеминг собирался получить сообщение Маркони из Корнуолла, общую тишину нарушил ритмичный тикающий звук, доносящийся от латунного проекционного фонаря, который использовался для показа слайдов. Для непривычного слуха он мог показаться просто следствием мерцания проектора, но Артур Блок, ассистент Флеминга, очень быстро распознал знакомое «пи-пи-пии», — кто-то набивал сообщение на морзянке! Кто-то, догадался Блок, направил мощные радиоимпульсы, так что они были достаточно сильны, чтобы взаимодействовать с электродуговой лампой проектора.

Расшифровав в уме неожиданное послание, Блок понял, что оно состоит из одного повторяющегося насмешливого слова: «Чепуха!» Взгляд, брошенный на стоявший рядом аппарат Морзе, подтвердил догадку. Затем входящее сообщение стало более конкретным, перейдя на личности: «Жил да был один парень из Италии, который публику дурачил, как каналия», — в вольном переводе приходится жертвовать точным смыслом ради рифмы. Далее следовали подходящие к случаю цитаты из Шекспира, также полные грубых насмешек над Маркони.

Поток обличений оборвался несколькими секундами раньше, чем прибыли сигналы самого Маркони. Демонстрация была продолжена, но дело было сделано, ибо всем стало ясно: если кто-то смог так беззастенчиво вмешаться в радиопередачу, — очевидно, что она далеко не так надежна, как заявлял Маркони. И возможно, кто-то сможет и подслушать подобные переговоры на морзянке.

Джон Амброз Флеминг - помощник Маркони

Флеминг посчитал это оскорблением науки

Маркони был расстроен, мягко говоря, но он не стал отвечать на оскорбления публично. Флеминг, напротив, отправил сердитое письмо в лондонскую Таймс. Он назвал хакерскую атаку «научным хулиганством», «грубым попранием традиций Королевского Института» и попросил читателей помочь найти виновного.

Ему не пришлось долго ждать. Четыре дня спустя в Таймс вышло полное ликования письмо-признание. Автор письма оправдывал свои действия на основании общей пользы, которую принесло раскрытие недостатков в защите системы Маркони. Это был 39-тилетний фокусник из мюзик-холла, обладатель шикарных усов, —  Невил Маскелин. Изобретательность была, как говорится, у него в крови: его отец придумал замочки для платных туалетов, активируемые монеткой. Сам Маскелин, как мы видим, больше интересовался радиотехникой, так что самоучкой постиг основные принципы и мог пользоваться морзянкой в трюках по «чтению мыслей», чтобы получать тайные сообщения от «подсадки» в публике. С помощью искрового передатчика он мог на расстоянии поджечь порох. В 1900 году Маскелин переслал радиосообщение с наземной станции на воздушный шар, находившийся на расстоянии в 10 миль. Но, как отмечает Сангук Хонг (Sungook Hong) в книге Wireless, его амбициозные замыслы были разрушены патентами Маркони с широкими формулировками… и вскоре он нашел способ слегка подколоть своего удачливого конкурента.

Больше всех от технологии Маркони должны были пострадать телеграфные компании. Дорогостоящие наземные и морские кабельные сети, флотилии кораблей с командами экспертов-кабельщиков на борту, — все это нешуточное имущество должно было очень скоро резко упасть в цене! Маркони представлял собой угрозу их кабельной гегемонии, и они не собирались так просто поднять лапки кверху и сдаться.

Западная Телеграфная Компания (ЕТС) обеспечивала работу концентраторов сети Британской империи от деревушки Порткерно в западном Корнуолле, откуда их подводные кабели вели к Индонезии, Индии, Африке, Южной Америке и Австралии. Вслед за впечатляющим достижением Маркони – трансатлантической передачей сообщения 12 декабря 1901 г., ЕТС наняла Маскелина для проведения длительных операций по промышленному шпионажу.

Джон Невил Маскелин любил разоблачать шарлатанов

Маскелин был готов на многое

Маскелин выстроил 50-метровую радиомачту (остатки которой существуют до сих пор) на одной из береговых скал Порткерно, чтобы определить, может ли он подслушать сообщения компании Маркони, которые она отправляла судам, как часть ее крайне успешного бизнеса. Публикуясь в журнале The Electrician 7 ноября 1902 года, Маскелин с радостью раскрыл недостаток безопасности в системе Маркони, а точнее почти полное ее отсутствие. «Я получал сообщения Маркони с помощью 25-футового контура (антенны), закрепленной на шесте строительных лесов. Когда же в конце концов была установлена радиомачта, проблемой стал не перехват сообщений, а необходимость как-то справляться с огромным излишком энергии».

Никто не предполагал, что все может быть так легко. Маркони запатентовал технологию настройки радиопередатчика на конкретную длину волны. Такая настройка, утверждал он, обеспечивает конфиденциальность канала связи. Каждый, кто когда-либо настраивался на волну какой-нибудь радиостанции, знает, что это не так, но это не было так очевидно в те времена! Маскелин показал это, используя свой ненастроенный приемник.

Установив, что перехват возможен, Маскелин пожелал привлечь больше публичного внимания к недостаткам технологии, а также показать и возможность вмешательства в радиопереговоры.  Итак, он установил простенький передатчик с ключом Морзе в принадлежавшем его отцу мюзик-холле в Вест-Энде, недалеко от лектория Королевского Института, — и с успехом совершил свою хакерскую атаку. Его насмешливое сообщение легко могло бы смешаться с сообщением самого Маркони, сделав и то и другое неразборчивыми, если бы они прибыли одновременно. Однако, вместо этого оно сделало очевидным недостатки технологии, — ранив при этом самолюбие Маркони и Флеминга.

Последний продолжал бушевать в прессе, настаивая, что атака Маскелина есть оскорбление науки. Маскелин, напротив, считал, что Флемингу следует сосредоточиться на фактах. «Я бы напомнил профессору Флемингу, что ругань – это не аргумент», — ответил он.

Да, и в наши дни многие хакерские атаки делают явными недостатки технологий и упущения в системах безопасности, прямо, как в случае Маскелина. Из всякого свинства можно сделать кусочек ветчины.

GD Star Rating
loading...
Точка, точка, тире: джентльменский троллинг образца 1903 года, 10.0 out of 10 based on 5 ratings

Добавить комментарий