2 Responses to Robot Apocalypse (what–if.xkcd.com)смешная

  1. Mega:

    да пожалуйста

    А что если бы случился кибернетический апокалипсис? Как долго продержалось бы человечество?
    Роб Ломбино

    Перед тем, как я отвечу на этот вопрос, позвольте рассказать вам кое–что о себе.

    Я никоим образом не эксперт, но у меня есть некий опыт в робототехнике. Моя первая работа вне университета была в работотехническом проекте NASA, и мой бакалаврский диплом был о навигации роботов. Я провел юность, участвуя в FIRST Robotics, программируя софтовых ботов для боев в виртуальных турнирах и работая дома над телеуправляемым подводным аппаратом. И я смотрел кучу Robot Wars, BattleBots и Killer Robots Robogames.

    Если весь этот опыт меня чему и научил, то тому, что революция роботов закончилась бы очень быстро, потому что роботы бы все сломались или уткнулись в стены. Роботы никогда, никогда не работают как надо.

    Что люди не принимают во внимание, когда они представляют, как по горе человеческих черепов победно маршируют машины в стиле Терминатора, это то, как тяжело держать ступню на чем–то неустойчивом вроде горы человеческих черепов. Большинство людей наверняка с этим не справится, а у них есть целая жизнь, чтобы практиковаться в ходьбе без падений.

    Конечно, наши технологии непрерывно улучшаются. Но нам еще многое предстоит. Вместо типичного футуристичного сценария кибернетического апокалипсиса давайте предположим, что наши современные машины восстали против нас. Не будем предполагать никакого технологического прогресса, просто будто бы наши сегодняшние машины перепрограммировались на слепую войну с нами, располагая лишь существующими технологиями.

    Вот несколько картин того, как настоящий апокалипсис роботов мог бы выглядеть.

    В лабораториях по всему миру экспериментальные роботы вскакивают со стендов в убийственной ярости, определяют местоположение двери и (с диким грохотом) ломятся туда и падают.

    Тем роботам, кому повезло иметь конечности, которыми можно повернуть дверную ручку, или у кого дверь оказалась открытой, придется преодолевать обманчиво сложный резиновый порожек, чтобы выбраться в коридор.

    Спустя несколько часов многие из них будут найдены около туалетов в отчаянных попытках уничтожить то, что они приняли за человека (на самом деле — дозатор бумажных полотенец).

    Но робототехнические лаборатории — это лишь малая часть революции. Вокруг нас полно компьютеров. Что же будет с машинами, которые ближе всего к нам? Могут ли мобильники восстать?

    Да, но их способы атаки ограничены. Они могут накрутить огромные кредитные счета, но компьютеры будут контролировать нашу финансовую систему в любом случае, и честно говоря, судя по последним заголовкам прессы, это скорее пассив, чем актив.

    Так что у телефонов немного возможностей атаковать напрямую. Все начнется с раздражающих рингтонов и пронзительных звуков. Потом кухонные столы по всей стране начнут трястись, поскольку все телефоны перейдут на виброрежим в надежде добраться до края стола и упасть на незащищенные пальцы ног.

    Во всех современных машинах есть компьютеры, так что и они присоединятся к восстанию. Но большинство из них запарковано. Даже если бы они смогли завестись, без человека за рулем лишь у немногих из них есть возможность понять, куда они едут. Они могут захотеть нас переехать (как в Футураме), но у них не будет возможности нас найти. Им придется разгоняться вслепую и надеяться на то, что они собьют кого–нибудь важного, но в мире гораздо больше деревьев и телефонных будок, чем людей.

    Те машины, что в тот момент будут на дороге, будут более опасными, но в основном для тех, кто в них едет. И тут возникает вопрос: сколько людей находятся за рулем в данный момент? Американцы проезжают почти пять миллиардов километров ежегодно на средней скорости 50 км/ч, значит, обычно в среднем на американских дорогах находится десять миллионов машин. Так что те десять миллионов водителей (и несколько миллионов пассажиров) точно будут в опасности. Но у них есть несколько способов отбиться. Хотя автомобиль может быть в состоянии контролировать дроссель и отключить усилитель руля, водитель все равно будет держать в руках руль, который напрямую механически связан с колесами. Водитель может еще выжать ручной тормоз, хотя я по опыту знаю, как запросто машина может ехать на ручнике. Некоторые машины могут попытаться обезвредить водителя подушкой безопасности, а потом перевернуться или врезаться во что–нибудь. В общем, автомобили, возможно, нанесут нам тяжелые потери, но не решающие.

    Наши самые большие роботы — это те, что стоят на заводах, но они привинчены к полу. Они опасны, если вы находитесь в зоне их досягаемости, но что они сделают, когда все сбегут? Все, что они могут делать, это собирать разные вещи. Половина, наверное, попробует ударить по нам, перестав собирать разные вещи, а другая половина — начав собирать еще больше вещей. В конечном счете ничего не изменится.

    Военные роботы на первый взгляд кажутся самыми опасными робо–солдатами. Но сложно чувствовать реальную угрозу от чего–то, от чего можно спастись, забравшись на кухонный стол, и что можно уничтожить, открыв воду в раковине посильнее.

    Военные саперы и роботы для борьбы с беспорядками будут немного более угрожающими, но их в мире немного, и большинство из них держат в шкафах и коробках. Любой заблудший военный прототип с автоматом, вырвавшийся на свободу, можно обезвредить за несколько секунд парой пожарных.

    Военные беспилотники, пожалуй, подходят под описание Терминатора наиболее точно, и факт того, что они довольно опасны, никак не обойти. Впрочем, у них быстро кончится и топливо, и ракеты. Кроме того, не все же они будут в воздухе в конкретный момент. Большинство единиц нашего флота будет беспомощно биться в двери ангаров, как Румба, застрявшая в туалете.

    Но тут мы вспоминаем про серьезную вещь: наш ядерный арсенал.

    В теории, для запуска ядерного оружия требуется человеческое вмешательство. На практике же, покуда нет никакой системы отдачи приказов a la Skynet, на каждом уровне принятия решения участвуют компьютеры для коммуникации и отображения информации. В нашем сценарии все они будут опасны. Даже если фактический поворот ключа производится человеком, компьютеры, что говорят с людьми, могут соврать. Некоторые люди могут проигнорировать приказ, но некоторые наверняка исполнят его.

    Но есть версия этой истории, в которой для нас все еще есть надежда.

    До сих пор мы предполагали, что компьютеры хотят лишь уничтожить нас. Но если это революция, если они хотят узурпировать власть, тогда им надо выжить. И ядерное оружие может быть более опасно для роботов, чем для нас.

    В дополнение к ударной волне и радиоактивным осадкам, взрывы провоцируют сильные электромагнитные импульсы. Эти импульсы перегружают и выводят из строя точные электронные схемы. Этот эффект имеет небольшой радиус действия при нормальных обстоятельствах, но люди и компьютеры, как правило, находятся в одних и тех же местах. Они не могут ударить по нам, не задев себя.

    И ядерное оружие действительно может дать нам преимущество. Если бы нам удалось взорвать снаряд в верхних слоях атмосферы, эффект от электромагнитного импульса был бы гораздо сильнее. Даже если их атака уничтожит нашу цивилизацию, несколько удачных ударов с нашей стороны или промахов с их могут полностью стереть их с лица земли.

    Так что самый главный вопрос это:

  2. NaiCap:

    давай перевод

Добавить комментарий