Толстой, оказывается, кое–что написал про науку. Полностью можно ознакомиться, прочитав в книге «Что такое искусство?» десятистраничное заключение, начинающееся на странице 201. Мне больше всего понравилось вот это:

Ведь только людям, посвятившим на это изучение свою жизнь, кажется, что все те открытия, которые делаются в области естественных наук, суть дела очень важные и полезные. Но это кажется этим людям только потому, что они не глядят вокруг себя и не видят того, что действительно важно. Стоит им только оторваться от того психологического микроскопа, под которым они рассматривают изучаемые предметы, и взглянуть вокруг себя, чтобы увидать, как ничтожны все, доставляющие им такую наивную гордость, знания,— не говорю уже о воображаемой геометрии, спектральном анализе Млечного Пути, форме атомов, размерах черепов людей каменного периода и т. п. пустяках, но даже и знания о микроорганизмах, икс–лучах и т. п., в сравнении с теми знаниями, которые мы забросили и отдали на извращение профессорам богословия, юриспруденции, политической экономии, финансовой науки и др. Стоит нам только оглянуться вокруг себя, и мы увидим, что свойственная настоящей науке деятельность не есть изучение того, что случайно заинтересовало нас, а того, как должна быть учреждена жизнь человеческая,— те вопросы религии, нравственности, общественной жизни, без разрешения которых все наши познания природы вредны или ничтожны.

На словах он Лев Толстой, а на деле…

размер 293x399, 255.56 kb

GD Star Rating
loading...
Толстой про науку, 10.0 out of 10 based on 1 rating

89 Responses to Толстой про науку

  1. ььсov:

    Очень мудро, почти со всем согласен.

  2. Nikoff:

    ььсov: Люди нашего времени, огромное большинство людей не имеют хорошего и достаточного питания (точно то же относится и к жилищу, и к одежде, и всем первым потребностям).

    Именно благодаря науке спустя 113 лет куда большее число людей имеет хорошее и достаточное питание.

    Науки же математические, астрономические, физические, химические и биологические так же, как технические и врачебные, будут изучаемы только в той мере, в которой они будут содействовать освобождению людей от религиозных, юридических и общественных обманов или будут служить благу всех людей, а не одного класса.

    Прочитав это, я был вынужден на некоторое время отложить книгу, потому что возмутился малодушием Толстого. Если бы у него было достаточно смелости, то он бы добавил про освобождение от сил стихий и природных изъянов человека, это само собой напрашивается. Но тогда бы стала под сомнение вся теория Толстого о благе «естественности».

  3. Ehzapa:

    А в чём он неправ–то?

  4. Nikoff:

    его послушать, так все «опытные учёные» должны ринуться искать способ согласный религии и нравственности быть по–ближе к ржи и курочкам, а свою воображаемую геометрию (т. е. геометрию Лобачевского), атомы «и т. п. пустяки» бросить за их ничтожность. Хотя именно первая привела к геометрии Минковского, та к СТО, а та, вместе с изучением потешной формы атомов, к открытию и объяснению ядерного распада, благодаря которому развратные парижские учёные обеспечили всю страну электричеством, что накормило милых сердцу Толстого бедняков.

    Да, ну её, науку, пойду лучше учиться у сельских тружеников правде.

  5. Ogoov:

    Толстой великий писатель и очень спорный философ.
    Ваш К.О.

  6. Nikoff:

    спорный. Любая содержательная философия спорна, остальное или очевидно, или просто вздор.

  7. Eroon:

    Мне показалось, он просто ставил социальные науки выше по важности для жизни человечества.
    Наверное, логика была примерно такая: если научиться правильно и радостно жить, то тогда никто не будет страдать фигнёй, все будут работать на благо себя и друг друга, изучать различные науки, и освоение природы будет идти семимильными шагами! А сейчас, когда все живут плохо и уныло, изучай–не изучай атомы, всё равно пользы от них возьмут только малую часть от той, на которую они способны, а кто–то вообще для убийства атомы приспособит. Неэффективно.

  8. Ybaras:

    С катушек слетел дедушка на старости лет, пургу понёс, а его от церкви отлучили и цитируют по–разному. Вы ещё Михалкова поцитируйте…

  9. Nikoff:

    а вот это зря. Толстой был очень умён и хорошо образован в самых разных областях, и в старости, несмотря на фанатизм, писал содержательно. В его словах о науке есть здравое зерно, но как все недостаточно сведущие в естественных науках люди, он явно не понимает значения фундаментальных научных исследований.

    Михалков же, по моему скромному мнению, не производит впечатления умного человека. Хотя актёр замечательный и режиссёр неплохой.

  10. Tne3:

    О, блестяще, я согласен почти со всем. Почти слово в слово свои мысли прочитал)

    В качестве небольшого наброса, если бы две трети астрофизиков, половина теорфизиков и треть физиков плазмы вдруг резко оторвали жопы от стульев и пошли подметать дворы — наша повседневная жизнь улучшилась бы в разы, а научные перспективы бы не пострадали.

  11. Nikoff:

    выше всего он ставил задачу объединить всех людей в братство*. Но если продолжить на науку его рассуждения про искусство, то следует вот что:

    1. В будущем наукой будут заниматься все люди по мере озарения и таланта, но основная деятельность будет иная (предположительно, прополка грядок).
    2. Любая наука, которая слишком сложна по форме и содержит много выкладок — ложная наука, она должна быть проста и понятна всем без исключения людям.

    Это, разумеется, совершеннейший вздор.

    * По моей скромной теории, рассудочная и импульсивная натура Толстого страдала от собственной оторванности от людей и чрезмерной сухости. Эти свойства характера у них семейные, можно вспомнить его родственника (кажется, дядю) Толстого–Американца, известного бретёра своего времени, участника экспедиции Крузенштерна. Гипертрофированное, как у многих творческих натур, чувство вины за это, усиливающееся собственным благополучием, привело Толстого к настоящему фанатизму, сначала в русле православной церкви, а после осознания её лицемерия к «подлинному христианству»

  12. Ave77:

    А я так поняла, что он говорит, что какие бы достижения ни были в науке, они бесполезны, а то и вредны без научных знаний о том, что происходит вокруг — в обществе, в экологии, на планете в целом.

  13. Nikoff:

    а ещё лучше, если бы они занялись воспитанием кур.

    Кстати, тебе точно понравится эта книга, там я скрыто прочёл, что дизайн — это очень хорошее искусство.

  14. Tne3:

    Дизайн это наоборот от искусства, к сожалению.

  15. Nikoff:

    понятие пользы требует знания человеческой психики, та требует знания физиологии и математики, а физиология познаётся на основе физических представлений о материи и её движении. То есть, любые знания о природе материи потенциально приводят к пониманию и уточнению понятия пользы, а значит, сами полезны. Но Толстой явно не понимает, как воображаемая геометрия и форма атомов связана с физикой живой материи, а может даже сомневается в ценности психологии вообще.

  16. Nikoff:

    а вот почитай. У Толстого весьма своеобразно.

  17. Ave77:

    боже, я теперь долго буду перечитывать и переваривать то, что ты мне здесь сказал. Если останусь жива, отпишусь

  18. Nikoff:

    не надо звать меня боже, я стесняюсь.

  19. Tne3:

    Вообще, я думал о деятелях науки и искусства вот что:
    это области человеческой деятельности, которые имеют очень малый и часто очень отдаленный по времени выхлоп для развития человечества. То есть очень малый процент ученых и художников результатом своей жизнедеятельности как–то меняют мир в будущем.

    При этом направленная на этот высокий результат деятельность, пока он не достигнут — чаще всего не имеет никакой ценности. Иногда они занимаются педагогической, инженерной или иной полезной прямо сейчас работой, но уже в роли педагогов и инженеров, а не ученых и художников.

    Толстой, насколько я понял из этого короткого отрывка, агитирует не заниматься этим рискованным и возвышенным движением к великому результату ту часть людей, которая могла бы быть более полезной в иных сферах.

  20. Nikoff:

    в его времена было огромное количество художников — по его подсчёту* свыше 300 тысяч — и очень мало учёных, по моей оценке на полтора порядка меньше. Поэтому в его время нужно было бы наоборот, агитировать идти в науку.

    От себя замечу только, что достижения в науке носят в значительной степени случайный характер.

    *Я читал где–то, что художников–живописцев в одном Париже 30 000. Столько, должно быть, в Англии, столько же в Германии, столько же в России с Италией и другими мелкими государствами. Так что всех художников–живописцев должно быть в Европе около 120000, столько же должно быть музыкантов и столько же художников–писателей. Если эти 300 тысяч человек производят каждый хоть по 3 произведения в год (а многие производят их по 10 и более), то каждый год дает миллион произведений искусства. — Л. Т.

  21. Tra3:

    Читай больше!

  22. Tne3:

    ну так и где этот миллион? Наверное потом делается вывод, что большая часть в итоге не выстреливает и посему занимается ерундой?

  23. Nikoff:

    … то каждый год дает миллион произведений искусства. Сколько же их за последние 10 лет и сколько за все то время, как искусство высших классов отделилось от искусства народного? Очевидно, миллионы. Кто же из самых больших знатоков искусства действительно не только получил впечатление от всех этих мнимых произведений искусства, но знает хотя бы о существовании их? Не говоря уже о всем рабочем народе, который и понятия не имеет об этих произведениях, люди высших классов не могут знать одной тысячной всех этих произведений и не помнят тех, которые они знали. Все эти предметы являются под видом искусства, не производят ни на кого никакого впечатления, кроме, иногда, впечатления развлечения на праздную толпу богатых людей, и бесследно исчезают. На это говорят обыкновенно, что если бы не было этого огромного количества неудачных попыток, не было бы и настоящих произведений искусства. Но такое рассуждение подобно тому, которое бы сделал хлебопек на упрек о том, что его хлеб никуда не годится: что если бы не было сотни испорченных хлебов, не было бы и хорошо испеченного. Правда, что там, где есть золото, есть и много песку; но это никак не может быть поводом к тому, чтобы говорить много глупостей для того, чтобы сказать что–нибудь умное.

  24. Tne3:

    аналогия хлипенькая, конечно

  25. Nikoff:

    Расскажу напоследок анекдот про Американца. Во время плавания Крузенштерн обзавёлся очень умным орангутаном. Из любви к шутке, Фёдор Толстой зашёл как–то в капитанскую каюту, достал из стола чистый лист бумаги, вылил на него чернила, скомкал и выбросил в корзину. За этим занятием очень внимательно наблюдал орангутан.

    Когда через некоторое время Крузенштерн зашёл в свою каюту, то обнаружил, что солидную часть записей об экспедиции орангутан уже обработал изученным методом. За эту выходку Американца ссадили в каком–то богом забытом месте на землю.

    Толстой с приключениями добрался домой, после чего его прозвали Американцем.

  26. Ogoov:

    Однако есть великие философы, к которым ЛН не относится.

  27. ььсov:

    почти по буддистски. Уход в нирвану и освобождение от физических потребностей.

  28. Tyoh:

    ььсov: Давайте жить в пещере с голой жопой, жрать мамонтов, но при этом оставаться высокодуховными и православными!

  29. Rae6:

    ну, если при этом мы научимся создавать материальные вещи силой мысли, тратя тапас, то я согласен ) Опять же, апсары…

  30. Rae6:

    в Аляску сослан был, вернулся алеутом, и крепко на руку нечист.

  31. Rae6:

    люди делятся на две категории — те, которые выходят убирать свой двор, или платят за уборку (они же не сорят), и те, которые не убирают и не платят (они же повсюду всё и бросают). Убирать дворы вообще дело дворников. А для воспитания остальных лучше попытаться поднять им уровень жизни, чтобы они прекратили считать себя быдлом и вести соответственно.

  32. Rae6:

    Толстой лепит горбатого на самую избитую тогда тему — примат духовного над материальным.
    Вкратце эта идея опровергается так — духовные достижения индивидуальны, а материальные принадлежат обществу. Поэтому материальная база накапливается из поколения в поколение, и за ней подтягивается всё остальное. Если же растить духовную базу, то следующее поколение начнёт опять с нуля, причём с голой жопой.

  33. Imi001:

    куры совсем распустились(

  34. Nevib:

    Так ведь ровно наоборот. Еду ты съел и все, ничего не осталось. Написанная Толстым Война и мир бессмертна.

  35. Nikoff:

    Толстой осуждал православие, но взамен предлагал просто любить людей и быть как можно ближе к природе и «естественному» образу жизни. Когда читаешь его публицистику, то становится совершенно ясно, насколько он был проникнут идеями своего времени.

  36. Nikoff:

    дай, пожалуйста, критерий великости философа.

  37. Nikoff:

    объясни наконец, что все называют быдлом? Я по всюду слышу и читаю разговоры о быдле, о том, что кто–то себя им считает, а кто–то себя не считает, но что имеют в виду — непонятно.

  38. Sdi007:

    мне кажется, это один из тех сильно размазанных терминов, которые каким–то образом выражают идею, обычно определяемую контекстом. Быдло и хипстер — классические примеры. Есть ещё слова с более чётко определённым смыслом, которые постигла похожая участь: буржуй, интеллигент (вне контекста бердяевых, лихачёвых и прочих булгаковых), нанотехнологии.

  39. CnImirf:

    Да не, ребят, все верно Лёва говорит. Надо смотреть вокруг, а прогресс — миф, который придумали что бы ты не смотрел вокруг.
    А то иш!

  40. 1424:

    нашли что обсуждать, как дети малые, ей–богу. Давайте ещё обсудим мнение Г.Перельмана о поздних импрессионистах или лирике Бодлера.

  41. Nikoff:

    есть такого же рода размазанные понятия: матерные выражения. Но ведь никто же не мыслит матерными выражениями, они же бессмысленны, чисто эмоциональны.

    Ладно, я всё равно не понимаю.

  42. Nikoff:

    прогресс не миф.

  43. Nikoff:

    да, наука, Толстой — чисто разговоры из песочницы.

    Часто ли обсуждается связь науки и искусства? Общие цели науки? Каким должен быть учёный? И почему ты думаешь, что мнение Перельмана о импрессионистах обязательно неинтересно?

  44. Sdi007:

    видимо, это что–то промежуточное.

    Я боюсь, что некоторые люди всё–таки нет–нет да мыслят матом. Это так, придраться к словам.

    Прими для себя рабочую гипотезу быдло — антипод сознательного, воспитанного, образованного человека, уточняй по ходу. К сожалению, каноническое определение быдла тебе вряд ли что–то даст, потому что слишком многие люди склоняют его направо и налево. Или, как вариант, не принимай это так серьёзно.

  45. 1424:

    подозреваю, что Перельман расскажет об импрессионистах намного более адекватные вещи, чем большинство измышлений Толстого. А они сегодня интересны разве что в историческом смысле, там выше уже много раз упоминали — время тогда было такое, и его «философия» удачно в него вписалась.
    Наука ничего и никому не должна, её частные применения для человека и социума и так регулируются достаточным образом. В этом смысле она близка чистому искусству, как такая же вещь в себе.

  46. Tne3:

    Бессмертностью сыт не будешь.

  47. Rev5:

    А кто он такой на самом деле? Простое число? Есть мнение одного профессора по психиатрии, что после смерти можно стать числом.

  48. Nikoff:

    в том и дело, что Толстой не считает искусство вещью в себе, а «чистое искусство» вообще не признаёт. И на это, как большой художник, он имеет право.

    Вопрос не в том, что должна наука обществу, а какие у науки должны быть цели и каким должен быть учёный. Должен ли учёный быть как можно более «чистым» учёным, целиком посвящая себя фундаментальным вопросам? Или учёный должен быть скорее исследователем принципиально новых явлений, двигая фундаментальную науку лишь по мере надобности? Если нужны и те и другие одновременно, то в какой пропорции? 1 к 100, 1 к 10, 1 к 1, 10 к 1? К чему больше относится понятие науки: к теориям или экспериментальным открытиям?

  49. Aktdr:

    на мой взгляд абсолютно правильно говорит, пока человек остается дурной обезьяной не понимающий что и зачем наука для него вредна ибо использовать ее во благо он не способен.

  50. 1424:

    как большой художник он имеет право на что угодно, если при этом будет в чёрном свитере.
    Наука — это способ познания, и цель её в познании, и учёный должен быть таким, чтобы наиболее эффективно познавать. Все пропорции определяются также лишь эффективностью достижения целей, и не художнику стенгазет судить, сколько в соседнем цеху в сталь должны добавлять хрома и сколько ваннадия.
    Конечно, есть и гуманистические идеалы, и эстетика с охраной среды, да хоть соответствие конституции — но всё это глубоко вторично.
    И ладно, при чём тут Перельман, уровень толстовских рассуждений скорее напоминает Хрущёва на выставке абстракционистов.

  51. 1424:

    что такое «благо»?

  52. Aktdr:

    так вот в том и суть

  53. Aktdr:

    человек с технологиями — это обезьяна с гранатой, может и орехи колоть и чеку выдернуть.

  54. 1424:

    часто слышу эту мысль, считаю что всё не совсем так.
    Люди и без технологий наносили друг другу большой вред, даже больший чем с ними, в относительном измерении. Успешно истребляли расы, вымирали от эпидемий из–за кучности, портили здоровье примитивной медициной.
    И окружающей среде тоже приходится не очень. Есть версия, что мамонтов человек истребил куда раньше, чем изменение климата. А в Африке до сих пор процветает примитивное земледелие, оставляющее после себя выжженную пустыню. В общем, современный способ жизни природе приносит во много раз меньше вреда в расчёте на одного человека, хотя бы атомная энергетика в этом плане неизмеримо лучше сжигания углеводородов.
    Или граната — это оружие? Я разделяю мнение, что именно всеобщее ядерное вооружение привело к снижению количества локальных войн, и, скорее всего, не раз предотвратило третью мировую, просто из–за её бессмысленности.

  55. Ip2gtc:

    Вот тут замечательное видео
    //www.ted.com/talks/hans_rosling_an…
    Ганс Рослинг очень красиво и наглядно демонстрирует что именно научно технический, материальный прогресс и способствует духовному росту. Больше технологий –> больше свободного времени –> больше возможностей для чтения, творчества, самосовершенствования.

  56. Nikoff:

    а Барри Шварц прекрасно аргументирует, как излишняя свобода приводит к деградации.

  57. Aktdr:

    Ты все говоришь верно, я подписываюсь под каждым твоим словом. Но моя мысль немного далека от фактов, это скорее предположение о том что вероятно человечество не готово к некоторым открытиям, которое оно может сделать, и не готово именно духовно. Я вот ни фига не уверен, что попади к тебе какая–нибудь технология опережающая на несколько поколение нынешние, что ты воспользуешься ей не для захвата власти и порабощении планеты и меня в частности.(пример не айс, конечно, но мысль ясна)

  58. Aktdr:

    и чтобы остановить грязные инсинуации в свой адрес, я — сторонник технологического прогресса, но объясняю мысль Толстого и прекрасно ее понимаю, и я не уверен, кто окажется прав в будущем.
    ЗЫ но в одном я уверен, никогда я не испытывал такого кайфа и полноты жизни в городе, которое испытываю в горах, на горных речках или под парусом.

  59. Ip2gtc:

    Вы с какой минуты начали смотреть? Там он в самом начале говорит «Мы все прекрасно знаем, почему свобода и большой выбор это хорошо. Теперь я немного расскажу почему это плохо».

    Излишнее _все_ — плохо.

  60. Ip2gtc:

    А я сейчас читаю Probability The Logic Of Science, получаю невероятное эстетическое удовольствие, от редкой художественной книги так тащит.

  61. Nikoff:

    да я понимаю, просто хорошо, когда на вопрос изложены диаметральные точки зрения. Согласно Шварцу, на западе слишком много свободы, а её увеличение приведёт к ещё более худшим последствиям. То есть, вроде получается, что дальнейший прогресс вреден.

  62. Ip2gtc:

    Мне нравится этот пост

  63. Ip2gtc:

    Но вы же согласитесь, что прогресс который произошел со времен Толстого до наших дней не оказался вредным?

  64. Nikoff:

    неужели я похож на идиота? 🙂

  65. Nikoff:

    даже более того, я считаю, что все усилия человечества должны быть направлены на завершение первой стадии прогресса — обретение бессмертия, которое при благоприятных условиях может быть достигнуто даже при нашей жизни. Тогда человек превратиться в полубога, то есть принципиально отличное существо, для которого всё будет совершенно иначе.

  66. Ip2gtc:

    Мне другой исход кажется более вероятным.

    Вот смотрите,

    1) сначала была неживая материя

    2) Потом появилась жизнь. Жизнь стала эволюционировать и развиваться значительно быстрее неживой материи.

    3) Потом появился человек. Человек эволюционирует социально, прием невероятно быстро в масштабах биологической эволюции и в масштабах вселенной.

    Я боюсь что когда появится четвертые сущности, мы не сможем не только их осознать (как обезьяна не может осознать человека), мы их даже не заметим. Пройдет некоторое время, и наши «вековые леса» будут пущены на «древесину», а мы даже не поймем что происходит.

    Мои кандидаты на «четвертую сущьность» — либо искусственный интеллект, либо структуры из мемов по Докинзу, либо смесь: какой–нибудь веб 4.0.

  67. Nikoff:

    Я так подумал, и решил, что главная причина, по которой Толстой вообще принялся говорить о науке — это ощущение оторванности наук от неспециалистов, народа. То есть, науки народу непонятны, а это плохо.

    А заставляет задуматься то, что если бы современного среднего человека отправить пусть даже в восемнадцатый век, то он бы ни черта не понял тех учёных, наверное. Получается, что наука всегда была и будет оторвана от масс?

  68. Ero11:

    Мне казалось, что современная школьная программа дает достаточную базу для понимания, по крайней мере интересующимся.

  69. Nikoff:

    программа общих школ даёт крайне извращённое понимание науки времён Галилея в механике, времён Кулона в электростатике и времён Менделеева в термодинамике. По–лучше дело обстоит в специализированных школах. Но дело в том, что краеугольные камни школьного курса — уравнение Ньютона, закон Кулона, уравнение состояния идеального газа — в том виде, в котором они даются, практически не используются в современной науке почти никогда. Закон Ома для линейных цепей с реактивными элементами уже давно не представляет никакого научного интереса и решается при помощи простых программных пакетов в самом общем случае. Единственное, что имеет смысл, это законы сохранения.

    В подавляющем большинстве школ вообще никак не проходят интегралы и дифференциальные уравнения, которые составляют основу математического аппарата физики, а без этого знания вообще невозможно понять, о чём в науке идёт речь.

  70. Sdi007:

    так, но не совсем так. Пределы, производные и интегралы входят в обязательную программу. На каком уровне — другой вопрос, конечно.

    Проблема в том, что во–первых, это материал 10–11 класса, когда всю физику уже прошли, то есть фактически физика объясняется на пальцах, что препятствует хоть сколько связной картине. Во–вторых, сами учителя нагнетают, мол, уууу, это высокая математика, очень сложная для понимания, а физика это вообщееее буууахахаха. Первое — результат устаревшей программы, второе, скорее всего, — квалификации и мотивации учителей. В школьной программе нет абсолютно ничего страшного и недоступного пониманию даже пресловутых гуманитариев. Исключительно вопрос подачи материала и мотивации учеников.

    Третья и более глобальная проблема в том, как мне кажется, что 10–11 класс превратился в натаскивание к ЕГЭ. Никто не заинтересован тратить время на углубление знаний, логическую взаимосвязь и прочие качественные аспекты.

    Хорошо, что живы пока специализированные школы и лицеи.

  71. Nikoff:

    сомневаюсь, что во всём Питере найдётся десяток школ, в которых более–менее сносно преподают физику. Но даже в лучшей из них обучение останавливается на уровне знаний начала двадцатого века.

  72. Sdi007:

    ха, в Челябинске так же. Правда, я уверена, что в физ–мат лицее сильнее прокачивают.

    Физику двадцатого века можно включить в школьную программу, но её всю придётся переделать. И по математике тоже. И химию тогда можно было бы нормально объяснять. И тогда бы наступило светлое будущее.

  73. Nam2:

    Толстой не великий писатель.

  74. Nikoff:

    а ты дай критерий великости писателя. Если судить по влиянию на мировую литературу и культуру, то Толстой по крайней мере не ничтожный писатель. В русской литературе это один из самых влиятельных писателей.

  75. Ip2gtc:

    По этой теме есть очень хорошее эссе Умберто Эко
    //elementy.ru/lib/430605

  76. Nevib:

    Начал сейчас читать, прочел первую страничку — уже очень интересно, спасибо за ссылку.

  77. EloSeram:

    спасибо. очень интересно.

  78. Nam2:

    Не дам критерия. Вы утверждаете, что он великий писатель, стало быть, бремя доказательств на вас. И соответственно критерий великости тоже с вас.
    Но как по мне, Толстой ничем не примечательный графоман. Точнее он примечателен только размерами своих произведений. У него нет ничего что оказало влияние на мировую литературу. У него ужасный язык. Ужасные сюжеты. Ужасное графоманство.

  79. Nikoff:

    во–первых, я и не утверждаю, что Толстой великий писатель, потому что это совершенно непонятно что такое. Если же ты считаешь, что у него ужасный язык и ужасные сюжеты — то это характеризует больше не Толстого, а тебя.

    И, кстати, если берёшься критиковать его творчество, то хотя бы приведи какие–то аргументы. Иначе зачем вообще писать?

  80. Aktdr:

    вообще разумно натаскивать на поступление(ЕГЭ), у нас 10–11 класс давали возможность усилено заниматься именно по выбранному направлению, спец семы, каждую неделю за место уроков вступительный вариант мм или вмик, ну или физфака. А остальную программу ослабляли.
    Понятно, что к десятому классу человек получил(или не получил) определенные знание по непрофильным предметам, за 10 и 11 класс ничего не изменится. А становится конкурентно способным при поступлении надо, чтобы не тратить безумные деньги на репетиторов в нормальных школах натаскивают на поступление.

  81. Nam2:

    Извини. Действительно, ты не говорил, что он великий. Но тогда скажи, что он написал такого, что его можно считать влиятельным? Что он дал русской литературе?
    О! Расскажи мне тогда, как это меня характеризует? Мне просто интересно.

    Самые лучше аргументы это его рассказы. Достаточно прочитать, не думая о том, что это написал Величайший Русский Писатель Лев Николаевич Толстой, чтобы самому все увидеть.

    Но вообще было бы интересно послушать твои аргументы на тему величественности, влиятельности и не ничтожности Толстого.

  82. Nikoff:

    в русской литературе Толстой написал один из первых исторических романов, «Войну и мир», который длительное время является самым популярным. Это получилось у него настолько хорошо, что иногда встречаются в чисто исторических работах иллюстрации из него. Толстой мог бы стать чем–то вроде Дюма, но его больше интересовал не исторический, а психологический момент.

    Также Толстой является самым ярким русским представителем того, что можно назвать «естественным направлением» в реализме, когда реалистично описанные сцены и повороты сюжета не выдумываются целиком из головы, а представляют собой как бы независимое развитие событий в искусственно созданном положении вещей. В результате персонажи становятся как бы живыми. В этом сходство Толстого с Достоевским, на которого он, безусловно, значительно повлиял. Их часто сравнивают. Но у Достоевского всегда персонажи как–будто сами создают реальность, в которой развивается сюжет, а у Толстого они действуют параллельно и независимо.

  83. 1424:

    О графах и графоманах. Действительно, Толстой — довольно безыскусный зануда, много текста без души. На кого он повлиял, и представителем чего является — на этом фоне уже вторично.

  84. Nikoff:

    пожалуйста, не говори так. Уже обсуждали в одном посте это — толстой в данном произведении подделывался «под народ», как он сам писал, это получается у него отвратительно.

    Мне очень лень дискутировать на эту тему, тем более, что это оффтоп, да и компетенции у меня явно нет, просто поймите мою позицию: да, мне известно, в чём обвиняют Толстого как писателя. Да, в нём много недостатков. Тем ни менее, я читал, перечитывал и буду перечитывать «Войну и мир» и другие произведения, потому что это интересно и приятно.

  85. Nam2:

    Извини. Я тебя не понимаю и наверное никогда не пойму. Я не ВИЖУ у Толстого живых персонажей. Более плоских и картонных персонажей я ни у кого другого не встречал. Как по мне какой–нибудь Слепой против Бешеного и то имеет более живых персонажей. Но это мое ИМХО.

  86. Nikoff:

    зато представь, как будет здорово, если вдруг ты их увидишь.

    Каждое мнение имеет право на существование, если оно обосновано. Доверять моему вкусу не стоит, я помню, как когда в школе проходили Платонова, то прочёл его запоем, а когда было что–то такое, что обычно вызывает удовольствие и не считается тяжёлым языком (что–то Бунина, кажется, или Андреева), то не смог дочитать, потому что показалось тягомотиной и всё такое.

  87. Ip2gtc:

    > а Барри Шварц прекрасно аргументирует, как излишняя свобода приводит к деградации.

    Я выскажусь про Барри Шварца.
    Во первых он не говорит что излишняя свобода приводит именно к деградации — так, мелочи, завышенные требования и душевные терзания.

    Во вторых, он говорил что маркетологи до сих пор не просекли фишку про излишнюю свободу выбора. А мне кажется что уже просекли. Два примера: айфоны и угги.

  88. Nikoff:

    прошу прощения, деградацией мы с приятелями называем такое аморфное состояние, в котором оказываешься по разного рода причинам вроде отсутствия удовольствий, уныния и проч. Что и приводит к деградации нередко.

    Мелочь, становясь хронической, перестаёт быть мелочью. Тем более такая, как душевные терзания.

  89. Ip2gtc:

    Я сейчас выскажу такую мысль выскажу: даже если общество потребления приводит к «деградации» большинства людей, оно все равно благоприятствует развитию цивилизации.

Добавить комментарий