Диар френдс! Лет ми спик фром май харт! Ай нид хелп!

В общем, есть ли среди нас физик/химик, а лучше физик–химик из ДС, который за кружкой чая поможет мне, профану в сфере высоких физикохимических материй в обосновании одной идеи для книги?

размер 199x220, 9.23 kb

GD Star Rating
loading...

23 Responses to Помогите в обосновании моей идеи

  1. Tyoh:

    Преамбула:
    Так получилось, что я уже почти заканчиваю написание книги в жанре фантастика/киберпанк/фаллаут/мэдмакс. И все бы ничего, да вот краеугольный камень книги – некий физико–химический сдвиг в основах мироздания, после которого и происходит весь сюжетец книги. Ну с сюжетцем я вроде разобрался, уже идет стадия «отшлифовки», а вот сам этот «сдвиг» лежит в совершенно сыром виде, шлепнувшись глиняным ломтем на столешницу и во что–то удобоваримое превращаться не желает.
    Фабула:
    Если кто–то из наших Эйнштейнов найдет полчасика своего драгоценного времени где нибудь в ДС, встретиться в кафешке и попробовать обосновать необоснуемое с научной точки зрения, то я был бы крайне признателен! Обещаю научному руководителю «кружку чая», место в «титрах» и подарочный экземпляр книги когда она, сука, наконец, выйдет!

  2. Retemmho:

    ты расскажи, что за сдвиг, а мы тут напридумаем (: не, ну можно, конечно, и в кафешке, но так оно выйдет быстрее и аргументированнее, наверное. не на салфетках же ссылки писать.

  3. Tyoh:

    Ок, давайте, тогда, здесь. В общем, конва книги такая — наступает глобальный вселенский конец, после чего человечество лишается электричества, пороха, почти всех видов современной энергии. Но при этом само человечество от конца совсем не пострадало и даже сначала не заметило. В общем, моя задача, как автора, была поставить современное общество в условия отсутствия современных достижений науки и техники, так сказать, отбросить его, эдак, годков на 1000 назад. Понятно, что это все очень примерно, но мне очень нужны какая–то, хотя бы приблизительно обоснованная наукой теория, а точнее не сильно хромающая логикой идея.

    Для объяснения того, что я имею ввиду, ниже два отрывка из почти самого начала и из первой четверти книги. Прошу, помидорами с порога не кидаться, так как во–первых, книга еще не вычитана литредактором, а тем более уж корректором, во–вторых, хотелось бы именно конструктива по теме. Заранее спасибо.

  4. Tyoh:

    Потянувшись в утренней неге, Александр открыл глаза. Юрта была наполнена предрассветной влажностью и мерным храпением каскадеров. Уютное сопение расслабляло, заставляя еще немного полениться, выспаться от души, вплоть до тяжести в голове. Но именно такие рассветные часы Александру нравились больше всего. Откинуть полог шатра, вдохнуть кристальный воздух грудью, по–толстовски пройтись босиком по траве, искупаться в ледяной воде! После такого утра день никак не может пройти плохо.
    Внутренние часы Александра никогда не ошибались. Часов пять утра, ну может полшестого. Протянув руку, Александр посмотрел на циферблат противоударных Сейко.
    — Что такое? – неубиваемые японские электронные часы не подавали признаков жизни. – Вот те на! С чего это они сдохли?
    Александр положил часы в сумку, достал мобильный. Тот же результат! Но у мобильного просто не могла быть разряжена батарея, с вечера он ее зарядил полностью! Порывшись в сумке, в поисках спутникового, резервного телефона, наткнулся на фонарик. Какое–то внутреннее чувство заставило ткнуть по кнопке включения. Явь все больше и больше стала походить на дурной сон, в котором все что бы ты ни делал, не получается. Фонарик не ответил даже тусклым свечением.
    — Да что происходит такое? – Александр приподнялся на локте, оглядел юрту. Вся каскадерская дюжина мирно посапывала, досматривая самые сладкие, утренние сны. Брусникин наклонился к Джебе, спящему по правую руку. У него на запястье, Александр четко помнил, всегда были механические часы. – Ну слава богу, хоть они ходят! — Как и предполагалось, циферблат показывал половину шестого, секундная стрелка бодро двигалась по кругу. Немного успокоившись, Брусникин собрал все свои дружно забастовавшие приборы и осторожно выбрался из шатра.
    Влажная от росы трава приятно бодрила пятки. Знойное солнце только начинало свою иссушающую работу.
    Дойдя до пикапа, Александр воткнул зарядное устройство в прикуриватель. Огонек зарядного не зажегся. Хмыкнув, каскадер сел за руль. Ключ в замок и повернуть! Автомобиль не ответил ни малейшим звуком.
    — Что за дьявол? – больше удивленно, чем гневно воскликнул Александр, и только теперь увидел застывшего неподалеку Тора, стоявшего к нему спиной.
    — Борь! А ну проверь свой мобильник, мне кажется у нас шутник завелся! – окликнул он бородача.
    Тор медленно повернулся. И вот тут сердце Александра по–настоящему екнуло! Лицо Тора, бледное, с напряженно сжатыми губами и глазами, в которых застыл столь несвойственный для гиганта страх, перекосилось отчетливым выражением ужаса. Александру еще ни разу не приходилось видеть, что бы Борис чего–то боялся.
    — Что это? – сдавленным голосом проскрипел Борис, указывая куда–то вниз. Александр подошел поближе. У ног Тора — остатки костра, дымящие с вечера.
    Каскадер, сначала не придавший значения густому дыму, посмотрел на землю и обмер. То, что должно было быть огнем, на него… совершенно не походило. Пламя было странного малинового оттенка, а самое главное, больше всего было похоже на осьминога, колышущегося у самой земли, и пламенем – щупальцами перекатывавшееся в странном, замедленном темпе. В центре этого чего–то иногда вспыхивали ослепительные искорки, взлетающие в воздух и растворяющиеся через секунду.
    — Что это, как ты думаешь? – еще раз спросил Борис загробным голосом. Александр даже не понял, что его сейчас больше волнует, необычное поведение костра или состояние друга.
    Но что–то делать надо было и Александр присел на корточки, провел рукой над странным огнем. Жар чувствовался только если пламя лизало руку, при этом оно было не таким горячим и на расстоянии в несколько сантиметров совсем не грело, а вот маленькие искорки–звездочки больно кусали кожу.
    — Понятия не имею.
    — Я попробовал разжечь огонь, а вот что получилось!
    Мужчины некоторое время потрясенно наблюдали молча. Наконец Александр поинтересовался:
    — Ты ничего в костер не лил, керосин там какой ни будь особенный?
    Борис помотал головой:
    — Нет, ничего я не лил! Ты посмотри, это же огонь, только какой–то… не правильный что ли.
    Александр взял валявшиеся неподалеку спички, несколько раз ударил спичкой по шершавой боковине коробки, результата не было.
    — Интересно! – Александр уставился на стертую серу.
    — Я тоже ими не смог разжечь. Только зажигалкой, и то на двадцатый раз. – пояснил Борис, и жалобно добавил — А зажигалка–то у меня Zippo, надежней не придумаешь!
    Чувство было крайне неприятное. Сначала Александр подумал, что такое может померещиться только с сильного перепоя, но вчера он почти не пил. Чувство потери контроля над ситуацией все больше и больше охватывало его.
    — Посмотри на свою электронику. Хоть что ни будь работает?
    Борис достал из кармана мобильный телефон:
    — Нет, сел.
    Друзья переглянулись. Не хотелось верить в происходящее.
    — Так, пора всех поднимать. Что–то мне все это очень не нравится.

  5. Tyoh:

    Александр склонился над лежащим человеком. Молодой мужчина был без сознания. Тщедушный, с разбитыми очками, слетевшими с носа и повисшими одной дужкой на ухе, в старом потертом свитере он хоть и получил не сильно, все же отключился.
    «Ну и что с ним делать? — подумал Александр. — И бросить не бросишь, не ровен час гопота может вернутся, и с собой его тащить не хочется». Рядом склонился Сартак, вопросительно взглянул, что, мол делаем?
    Александр вздохнул, распрямляясь и отряхивая руки бросил:
    — Ладно, черт с ним, грузите!
    Сартак понимающе кивнул, словно невесомую куклу поднял мужчину на руки, осторожно положил поперек седла, словно куль, сноровисто притянул веревкой, как будто всю жизнь таскал полоников из степи.
    На тускнеющем горизонте показалась огромная грозовая туча. Она разворачивала черные крылья, обхватывая сиреневое небо ледяной хваткой, угрожающе ползла со стороны моря.
    Привал решили устроить в густом перелеске. Хоть и комаров было тут немилосердное количество, да все же лучше чем нарваться на отряд военных. Быстро срубили из лапника большой шалаш, грозовая туча хоть и медленно, но приближалась.
    Костер удалось развести достаточно быстро, начала сказываться практика. Дрова зашкварчали, выбросили сноп искр и окутались удивительной, непривычной дымкой пламени. Люди пододвинулись ближе к огню, дым хоть чуть–чуть, но все же отгонял назойливых насекомых. Брюсовцы аккуратно переложил найденного мужчину на землю, Александр осторожно ощупал его руки и ноги на предмет переломов. На первый взгляд все оказалось в порядке. Хотя он и не был профессиональным медиком, но рискованная каскадерская жизнь научила обращаться с травмированными людьми. Взяв смоченный водой кусок ткани, осторожно провел по лбу пострадавшего, смывая запекшуюся кровь. Спасенный застонал, медленно открыл глаза. Еще непонимающим взглядом обвел склонившихся над ним.
    — Эй, бедолага, как ты? – Александр мягко тронул за плечо.
    Спасенный скривил губы в гримасе боли, но все же приподнялся, сел спиной к поваленному стволу.
    — Где я? Черт! Как башка–то болит… Кто вы? – последовали естественные вопросы.
    Александр кратко рассказал о том кто они есть и каким образом оказались здесь. Мужчина осторожно потрогал шишку на голове, зашипел от боли. Игорь аккуратно подложил свернутый плащ ему под голову и тот снова прилег. Энке хотел что то спросить у спасенного, но Александр взглядом запретил это, пусть отдыхает.
    На землю начали падать первые капли дождя. Огонь шипел, проглатывая воду, капельки не превращались в пар, а разлетались маленькими фейерверками искорок, приковывающие своей красотой взгляды. В сумеречном мареве умолкли кузнечики, в кронах деревьев зашумел набегающий ветер. Александру почудилось, как это пока слабое, но уже настойчивое дуновение охлаждает напряженный мозг, своей прохладой успокаивая разгоряченные нервы, разминает напряженные мышцы.
    Забурлила в котелке вода, Вик сноровисто достал холщевый мешочек с пшеном, развернул из бумажного свертка сало. Александр взглянул на лежащего на земле спасенного мужчину. Тот не спал. Лишь не моргая следил за пламенем костра. Вдруг, словно почувствовав взгляд Брюса, поднял глаза. Несколько секунд такого же упорного неморгающего взора, и вдруг, криво усмехнувшись мужчина прохрипел:
    — Вы наверное хотите знать что за чертовщина снизошла толи с небес, толи из преисподнии на этот мир?
    Тихо разговаривающие вокруг костра люди замолчали, словно боясь поверить в то, что услышали, повернулись все как один, недоверчиво глядя на избитого человека.
    — А ты можешь нам объяснить? – не отводя взгляда, спокойно спросил Александр, хотя и не поверил собственным ушам. Или может у этого человека от травмы помешательство?
    Словно услышав его мысли, парень усмехнулся:
    — Да нет, с головой у меня все в порядке, по крайней мере с тем, что в нутрии нее. – и зло усмехнулся, морщась от боли, действительно нос у него был сломан. Не смотрите на меня так. Что, думаете спасли ботаника – студента? Ха–ха. – нервный злобный смех на секунду вновь дал повод усомниться в здравости рассудка человека.
    — Для начала, позвольте представиться. Васильев Денис Викторович. Старший научный сотрудник института физики и магнетизма СГУ. Кафедра внедрения. Знаете, спецназовцы, или кто вы там, вам несказанно повезло – мужчина приподнялся, поудобнее расправляя ушибленное колено. – Знаете, это даже интересно, вы наверное первые сторонние слушатели моих сегодняшних изысканий. Ха–ха, представьте, сегодняшних! О Боже, какой все таки это был долгий день! – и закашлял. Немного отдышавшись, и словно собравшись с мыслями, спасенный начал рассказ:
    — Ну так вот, как вы наверное уже поняли, то что творится вокруг, как раз то, что мы в нашем институте изучаем. Кто ни будь из вас слышал о теории ???????????? Всадники замотали головами. Ученый, опять злобно хохотнул:
    — Ну, впрочем, этого и следовало ожидать. Теория малоизвестна широким слоям, так как крайне спорна. Точнее, как я вижу теперь, она была спорной, а сейчас реализовалась на сто процентов.
    — И в чем же она состоит? – Брусникин подсел ближе к ученому. Васильев с сомнением оглядел брюсовцев, словно решая, с чего начать свой рассказ, во всем его виде читалось ничем не прикрытое интеллектуальное превосходство, словно у умудренного опытом учителя перед пятиклассниками.
    — Вот скажите, что бы было, если бы в молекуле воды, было бы не два атома водорода, а, скажем хотя бы три? Или она, вода замерзала бы при плюс десяти градусах? Ну или, скажем, проводимость меди была бы хотя бы, ну как у алюминия? Не знаете? А я вам отвечу. На земле вряд ли была бы жизнь! Это основной принцип теории ????????????.
    Так уж получается в мире, что все словно создано ради жизни человека. Вы не представляете, насколько много физиков–атеистов поверили в Бога, столкнувшись с данной теорией. Ведь сдвинь хоть чуть–чуть основы мироздания, и мир может рухнуть, скаллапсировать до размеров булавочной головки, или по другому, черной дыры. Или, скажем, все к чему мы привыкли, изменит свою сущность. Частично так как раз и произошло.
    Ливень набирал свою силу. Лошадки зябко льнули друг к другу, а люди, сидящие вокруг ученого в шалаше, не замечая кое где пробивающихся сквозь крышу струек воды, заворожено слушали как неожиданно громкий голос Васильева рокочет, перекрывая звук дождя.
    — Весь сегодняшний день в институте мы только тем и занимались, что пытались понять, что же происходит. Вы не представляете, сколько реагентов было смешано, сколько опытов мы успели провести. Это просто потрясающе! Таких свойств мы никогда до этого не встречали, поверьте, вся современная школа химии и физики пошла прахом! Естественно, строго научными изысканиями назвать это невозможно, для этого нам нужно провести море опытов. Но мы поняли одно. Что–то сместилось в этом мире. На самом первом, доатомарном, квантовом уровне. Физика и химия объектов изменилась кардинально. Но произошло это фрагментарно. То есть, какие то функции остались, какие то изменились.
    Например, такое явление, как электричество исчезло. Как вы думаете, почему сейчас бушует гроза, а мы не слышим грома? Скорее всего мы больше никогда не увидим молний! В привычном понимании этого слова. Но при этом, как ни странно, наша нервная деятельность, суть деятельность того же электричества, только в пределах нашего организма, осталась без изменения. Так же случилось и со многими другими элементами. Например ртуть перестала быть самым тяжелым металлом, а ее место заменил свинец. А азот теперь самая тяжелая фракция газов. Если верить механическим приборам, и сила притяжения, вес Земли изменилась на три процента. Молекулярные цепочки некоторых пластиков и металлов полностью сменили свою последовательность и это только начальная стадия исследования! Распад крепких атомарных связей в некоторых материалах превратил в труху несколько приборов, но, слава богу, наш организм не содержит данных элементов. Было бы крайне неприятно, лишиться, допустим, носа, или рук, в следствии ослабления кальциевых связей наших костей! Ха–ха–ха.
    И ученый зашелся в истерическом смехе. Брюсовцы оторопело молчали, не веря своим ушам. Просмеявшись, Васильев устало откинулся на лапник, тиская в руках кружку с горячим чаем:
    — Так значит это не военная агрессия? – спросил Джебе.
    Васильев непонимающим взглядом уставился на брюсовца, через пару секунд въехал в то, что тот имел ввиду:
    — Конечно нет, что за чушь? Человечество не изобрело пока такого оружия. Я думаю, этот глобальный катаклизм затронул не только всю нашу планету, но и нашу часть галактики. По некоторым признакам свечение квазаров изменило свой спектр. Конечно, мы не смогли провести и сотой доли нужных тестов, сначала из–за того, что почти все приборы у нас были электрическими, а чуть позже из–за того, что большинство наших сотрудников, когда поняли в чем дело, просто сбежало по домам! Я же вышел, когда стемнело, на улицу, в надежде понаблюдать за звездным небом. А там на меня и напали эти подонки. Спутники, кстати, как установил наш сотрудник, тоже потеряли управление.
    — Получается, — задумчиво протянул Брусникин – это навсегда?
    Ученый устало откинулся на свернутую попону:
    — Ну для нас скорее всего навсегда. А в масштабах планеты, кто знает? Может пройдет еще несколько миллионов лет и все вернется на свои места.
    Брюсовцы молчали. Каждый пытался переварить услышанное. Все что казалось столь незыблемым в окружающем мире, рухнуло в один миг. И теперь через сознания и сердца людей проходила мысль о том, что такая привычная вселенная встала на дыбы, перевернулась и ударилась о твердую неизведанную новую реальность. Александр нутром ощущал всю бездонную глубину перемены, свершившуюся с ними.
    — Это что значит, теперь все что достигло человечество пошло прахом?
    Немного подумав, Васильев ответил:
    — Ну почему прахом? Знания пока остались. Конечно, все что сейчас на электронных носителях, погибло. Но, можно думать, что мы еще не очень далеко ушли в область электроники, и по прежнему огромное количество книг смогут сохранить знания человечества. Понимаете, наша задача сейчас заново изучать окружающий мир. Как на заре человечества человек разрабатывал первые законы химии и физики. Только сейчас технологии уже известны. Просто в уравнения нужно будет подставить иные значения. Нам вновь нужно будет найти аналоги электричества, бензина, пороха, лекарств. Всего того, что сделало бывшую уже жизнь такой комфортной и беззаботной.
    — Ты хочешь сказать, что мы сможем все восстановить?
    — Конечно сможем, и достаточно быстро. Достаточно быстро в общеисторических масштабах. — ученый вновь захохотал злым карканьем — Лет за триста–пятьсот.
    — Ничего себе быстро! – хмыкнул Вик.
    — Триста – пятьсот – повторил ученый и снова усмехнулся. Потом его брови сошлись и он в третий раз повторил
    — Триста пятьсот.
    — Что с ним? – удивился Вик.
    — Триста – пятьсот. – закричал ученый, толи смеясь, толи плача.
    — У него бред? – все настороженно посмотрели на Васильева
    — Нет, похоже послешоковый синдром. – пояснил Тимур, присаживаясь на колени перед ученым. Тот уже просто всхлипывал, держась руками за голову, словно стараясь раздавить ее.
    — Дать успокоительное? Вроде что–то должно быть в аптечке.
    — Нет, — остановил его Тимур — если все, что он говорил – правда, то мы не можем ему ничего дать. Мы не знаем, как это подействует в новых условиях, ему может стать хуже. Влейте в него водки, что ли.
    С большим трудом ученого удалось напоить, после чего он сразу же уснул, неловко откинув назад голову, периодически бормоча что–то во сне.
    Дождь припустил еще сильнее. Тяжелые капли выбивали из непрочного навеса водяную пыль. Пахло сыростью и комары влетали под навес, прячась от дождя, к своему удивлению обнаруживая, что есть шанс и подкрепиться. Но люди не замечали их назойливого звона, все ошарашенно обдумывали услышанное.
    — И куда мы его теперь? – прервал молчание Сартак
    — То есть? – не понял Александр.
    — Ну он же сходит с ума, чего мы, его за собой потащим?
    — Конечно, дубина, как иначе, не бросать же его здесь. — окрысился Тимур. — Может еще поправится.
    — Ну как знаешь, — передернул плечами всадник. — Мне–то что? Мне не тяжело.
    Гроза принесла холод и Брусникин потянулся к сумке достать теплый плащ. На дне мешка он наткнулся на тетрадь и забытый с прошлого похода плотницкий карандаш. Отставив кружку на горячий камень ожерелья костра, Александр несколько секунд смотрел на чистую разлинованную бумагу а затем быстро, словно боясь забыть что–то, начал писать.

  6. ььс007:

    «Я думаю, этот глобальный катаклизм затронул не только всю нашу планету, но и нашу часть галактики. По некоторым признакам свечение квазаров изменило свой спектр» — думаю, после этой фразы рецензент подумает, что либо автор решил сделать «старшего научного сотрудника института физики и магнетизма СГУ» идиотом, либо автор сам так думает, и тогда ему надо не печататься, а отправляться учиться.

  7. Tyoh:

    !!1 Ок, попробую объяснить. По образованию я юрист. В школе у нас астрономии не было (ну вот такой, гуманитарий) и если бы я был силен в физике/химии, то тут бы совета не спрашивал.

    Если есть возможность конструктивно покритиковать с последующим предложением правильного варианта, то я буду крайне признателен.

    Если же есть стойкая необходимость самореализоваться через то, что бы укусить автора, то это можно сделать в личном порядке в посте.

  8. Dotdnas:

    Что мне кажется подозрительным, как гуманитарию.
    Зря ты влезаешь в химию так подробно — она, зараза, очень стройно структурирована. То есть атом с таким–то количеством протоном будет называться «свинец», а атом с сяким–то — «ртуть». И вот ты их решил поменять местами — что это значит? Что теперь у свинца сякое–то, а у ртути такое–то количество протонов? Так это ничего не изменит с точки зрения химии/физики, просто названия перемешаются.
    Кстати, самые тяжелые металлы — это осмий и иридий, а ртуть ваще легче свинца, если я правильно втыкаю в таблицу Менделеева.

    Если менять физические законы, то лучше вводить новые штуки при сохранении старых. Какие–нибудь поля, которые уничтожают или там уравнивают электрическое и магнитное поле.

  9. Nfg:

    кафедра внедрения… Это уже после успехов Сколково происходит?
    Единственная позитивная вещь, которую можно посоветовать — это погуглить «антропный принцип» (для «Это основной принцип теории????????????»). Правда все равно не склеивается с тем, что вокруг.

    Количество несуразностей просто невероятное. Начал было перечислять отдельные пункты, которые разваливаются (например, электричество в нервных волокнах очень принципиально отличается от электричества «в проводах» или «в молниях»), но понял бессмысленность. Весь текст от «научного сотрудника» непрерывными преобразованиями невозможно даже сделать смешным, это просто чистый бред и чтобы это понять вполне достаточно школьного образования.
    Единственный вариант — перевести все в плоскость сверхъестественного, естественнонаучные подробности ты совершенно определенно не вытянешь ни с какими консультациями. Только «итсмэджик».

    Кроме прочего, беда с орфографией.

  10. ььс007:

    для 2–сортного голливудского блокбестера — неплохой сценарий.

  11. Nfg:

    !!1 «научная фантастика» в смысле шестидесятых–семидесятых годов, насколько я понимаю, сейчас умерла, при чем не жыды змордовали, а умерла естественной смертью. Так что сортность сценария оценивать по степени его непротиворечивости научной картине мира просто глупо. Если всю эту белиберду просто выкинуть (оставить все вовсе без этого «научного» объяснения или объяснение оставить, но в дальнейшем вывести Дениса Викторовича действительным психом, или прямо говорить о «сверхъестественном» — неважно), сама ситуация вполне может родить интересные сюжеты. Но выкинуть надо, вполне определенно.

  12. Rotcif:

    Tyoh> Вот скажите, что бы было, если бы в молекуле воды, было бы не два атома водорода, а, скажем хотя бы три?

    То она была бы дедушкой.

    Надо хорошо понимать, какие вещи ты можешь «подправить», а какие нет. Для примера, закон всемирного тяготения: гравитационную постоянную там можешь подправить, а двойку в показателе — нет.

    Хорошим (правдоподобным), на мой взгляд, примером игры с законами физики является «Сами боги» Айзека Азимова. Но автор был по образованию не гуманитарий.

  13. Tyoh:

    Отличная идея, спасибо, наконец–то тут хоть кто–то предложил здравую идею, вместо того, что бы просто какашками кидаться. Попробую придумать что–то «волновое».

  14. Tyoh:

    Книга зачастую пишется так: в сложном моменте накидывается куча мыслей, зачастую бредовых, затем из них пытаешься что–то выстроить более–менее стройное. Вверху я предупредил, что это самый сырой вариант, никак к реальности не относящийся.

    а орфография, это вообще очень смешной упрек.

  15. Nfg:

    Ты очень напрасно воспринимаешь ответы в стиле «все плохо» как «кидания какашками», а предложение с «какими–нибудь полями» — как конструктивное. Этот фрагмент написан не человеком с недостатком знаний, а человеком без целостного восприятия физической картины мира и без понимания того, что ее восприятие может быть таким. Это снова не кидание какашками, в конце концов ты никому не обещал иметь какую–то там картину мира и я бы даже в принципе не назвал это недостатком. Проблема в том, что ты этого не осознаешь и упорно собираешься лезать на территорию, на которой со стопроцентной гарантией скажешь несмешную ерунду, независимо ни от каких полученных консультаций. Вот тебе говорят «попробуй с какими–нибудь полями», а ты отвечаешь «спасибо, попробую что–нибудь волновое». После этого уже можно ничего не пробовать, совершенно понятно, что выйдет. Единственный разумный вариант — снять «научную» задачу и перевести все в плоскость задач литературных, а именно — подумать, как сделать так, чтобы все было красиво и стройно, но при этом «научный» «правильный ответ» не появлялся в тексте вовсе.

    Кстати, пример. Мой блогопотомок spdr некогда водил игры по правилам AD&D и под это дело был разработан «сеттинг» приблизительно стандартно–фентезёвого вида. Там, если правильно помню (может что–то не так, но смысл такой) в пантеоне был предусмотрен специальный бог, благодаря которому у всякого, кто пытался изобрести порох, паровой двигатель и любые штуки, которые могут нарушить антураж, взрывалась голова.

  16. Retemmho:

    забыл я про пост

    в общем, пока все слишком сыро, о чем вышеотметившиеся ораторы уже распинулись. могу подкинуть забавную идею.
    вот у нас есть электрическое поле и зарядик. на зарядик действует сила со стороны поля, зарядик едет. как он будет ехать, зависит от соотношения q/m, если он круто заряжен и легковесен, полетит быстро, а если почти не заряжен и тяжел, медленно. отдельно отметим, что по смыслу эта масса идет как показатель инерционности — то есть отношения силы к ускорению.
    а вот есть объект в гравитационном поле. на школьном уровне физики есть полная аналогия с электрическим — один и тот же закон, разве что константы разные. но почему–то роль гравитационного заряда исполняет та же инерционная масса. то есть какое бы мы тело не положили в некоторую точку пространства, двигаться оно будет всегда одинаково, с любой массой. ну тела падают одновременно на землю и так далее. собственно, гравитация и разрабатывается физиками как искривление пространства: будем считать, что это не поле такое, а просто пространство кривое. ну это так, на пальцах.

    так вот, если инерционная масса перестанет быть равна гравитационной, будет достаточно интересно.

    но учти, либо ты продумываешь все эффекты и у тебя получается научная фантастика, либо ты килограммами гонишь про разное электричество и получаешь такого сорта блокбастер 🙂

  17. Retemmho:

    кстати, еще один бонус, что это будет заметно только в космических масштабах. планеты сходят с орбит, трали вали. человек не развалится, и сможет удивленно обозревать свои зажигалочки.

  18. Rrob:

    ну, от схода с орбит планет человер развалится довольно быстро.
    У Фредерика Брауна есть рассказ «Волновики» о пришельцах, которые питались радиоволнами и тем самым ликвидировали радио, не полный крах технологическому обществу, но все же, достаточно серьезно изменение. А тут, чтобы такой глобальный сдвиг обосновать, но чтоб жизнь это не затронуло — наверное невозможно. Только магия остается. Может можно глобальность катастрофу уменьшить как–то? К примеру отменить только полупроводники? Это еще можно как–то обосновать попробовать. Или экзотермические реакции покоцать каким–нибудь хитрым энергопоглощающим полем, но тут уже с биологией проблемы будут

  19. Loba:

    Я без необходимости укусить, но с орфографией и пунктуацией — совсем не здорово. И это не работа литредактора или корректора. Редактор правит стиль, корректор — описки и опечатки. Тся–ться — описка, это понятно. Но бы, нибудь, таки — явные систематические ошибки.
    Последующие предложения правильных вариантов:

    конва — канва
    что бы — чтобы
    какой ни будь — какой–нибудь
    не правильный — неправильный
    что ни будь — что–нибудь
    вернутся — вернуться
    толи — то ли
    преисподнии — преисподней
    в нутрии — внутри
    все таки — всё–таки
    кто ни будь — кто–нибудь
    скаллапсировать — сколлапсировать
    в следствии — вследствие
    имел ввиду — имел в виду
    по прежнему — по–прежнему

    Для пары абзацев — многовато.

  20. Retemmho:

    ограничение на биологию, конечно, мешает. я гравитацию с этого и вспомнил.
    вообще можно подумать о температурном режиме. например, свыше 130 по цельсию вдруг металлы вновь начинают сверхпроводить. и мы имеем дикие токи в ядре земли, феерические магнитные поля, любимые фантастами сбивы стрелки компаса и постоянные головные боли. ну и радио, наверное, отменится, или принимать откажется. человек вроде диамагнетик, ничего глобально с ним не произойдет.

  21. Rekced:

    сверхпроводимость наблюдается только в близи абсолютного нуля. около температуры жидкого азота сверхпроводимость только у некоторых композитов. последнее что я видел — около –100. но не +130. с ростом Т растет и сопротивление

  22. Rekced:

    Например ртуть перестала быть самым тяжелым металлом, а ее место заменил свинец. А азот теперь самая тяжелая фракция газов. Если верить механическим приборам, и сила притяжения, вес Земли изменилась на три процента. Молекулярные цепочки некоторых пластиков и металлов полностью сменили свою последовательность

    под это можно подогнать пожалуй только изменение изотопного состава. при замене водорода на тритий действительно меняются конформации, меняются частоты колебаний атомов в молекуле, ну собственно и вес.

    вам нужен не научный консультант, а учебник Савельева по физике и Марч по химии.

    и да — самый тяжелый это осмий и иридий

  23. Retemmho:

    это моя специальность, на минуточку. и я напомню, мы не реальную физику рассматриваем, а придумываем коллеге сюжетец.

Добавить комментарий